Оба законопроекта по СБН нуждаются в доработке — юрист кризисного центра

сотрудники Кризисного центра на пресс-конференциисотрудники Кризисного центра на пресс-конференции
Екатерина Попова @ ИА Красная Весна

Пресс-конференцию по материалам собственного опыта работы и в связи с опубликованием нового проекта закона о профилактике семейно-бытового насилия (СБН) на сайте Совета Федерации провели сотрудники Нижегородского женского кризисного центра, 2 декабря сообщает корреспондент ИА Красная Весна.

Перед собравшимися журналистами выступили юрист Елена Прохорова и председатель центра, врач-психотерапевт Анастасия Ермолаева. Ооткрыла конференцию Анастасия Ермолаева.

К некоторому удивлению присутствующих, ведущая зачитывала довольно пространный текст с телефона с незначительными, но эмоциональными комментариями. Этим текстом-суфлером оказалась разработка Консорциума женских неправительственных объединений «От конфликтов до убийства: ответы на главные вопросы о законопроекте по профилактике домашнего насилия».

Поскольку одна из глав разработки недвусмысленно именуется «Почему нужно принять закон», то неудивительно, что спикер построила свою речь в русле оправдания необходимости законопроекта.

На первый взгляд, проблема, решению которой посвящен законопроект, реальна. До двух тысяч женщин по Нижегородской области ежегодно обращаются в Кризисный центр (это третье место по числу обращений после Москвы и СПб). В ответ на это развернута большая работа: действуют Группа поддержки жертв насилия, психологи, сопровождение в судах, работа с детьми и подростками. Все услуги бесплатные. Работает Центр и с чиновниками, соцслужбами, педагогами, полицией.

В прошлом году Центром создана коалиция организаций из десяти городов ПФО, которые работают с проблемами СБН. Идет обмен опытом, информацией.

Далее слушателям были представлены традиционно пугающие цифры статистики. «…С домашним насилием сталкивалась треть российских женщин… По данным отчета Росстата вербальному насилию подвергалось в партнерских отношениях более трети — 38% женщин». При всем этом скромно умалчивалось, что отчет этот за 2011 год и создан он при поддержке международных и американских НКО. Оттуда и заимствована лексика. Ну не собирает Росстат данных по вербальному насилию…

Между тем докладчица продолжила: «Принятие это закона вызовет изменения не только на ментальном уровне. Нужны будут и финансовые вливания. Нужно будет открывать убежища для пострадавших, нужны будут программы для работы с обидчиками, а это тоже финансирование, которое необходимо будет дать нуждающимся».

Обнадеживает, что «Государство рассматривает сейчас эту проблему как серьезную и на самом деле хочет что то изменить» — заявила Анастасия Ермолаева.

Спикер подытожила: «В ситуации домашнего насилия, в отличие от конфликта, причины не бывает». (Вот так. Следствие есть, а причины нет. — ИА Красная Весна) «Возможно, этот законопроект не совершенен, он может быть доработан, но основные его постулаты должны остаться».

В докладе звучали постоянные апелляции к чувствам, наработанным схемам лоббистов законопроекта и к авторитету госструктур, полиции, например, но почему-то не к собственному опыту организации. Наоборот, когда во втором выступлении звучали конкретные случаи, которыми сотрудники центра гордятся (и надо отметить по праву), то оказывалось, что защитить жертв насилия удавалось. И удавалось в существующем правовом поле. Без нового закона.

Основные аргументы юриста Центра Елены Прохоровой сводились к тому, что жертва насилия не может себя защитить, не может пожаловаться на обидчика, потому что испытывает «животный страх», смотрит как «кролик на удава».

На вопрос из зала «Скажите, а животный страх это из области психологии или юриспруденции?» последовал логичный ответ, что это из психологической сферы. «А почему же вы предлагаете решать психологическую проблему юридическим путем? Как новый закон поможет стать людям смелыми?». «Нет, это преступники будут бояться наказания!» «А сейчас не боятся?» «Нет». «А люди будут смелее, потому что будут чувствовать защиту!» «А сейчас не чувствуют?» «Нет. А по новому закону им предоставят квартиру-убежище».

В конце пресс-конференции журналисты задали свои вопросы докладчикам.

ИА Красная Весна Вопрос к Вам как к юристу Кризисного центра. Вы ознакомились с двумя законопроектами, «черновым», и новым, от Совета Федерации. Какой на Ваш взгляд лучше?

Елена Прохорова: Вы знаете, я бы тот и тот доработала. Мы даже готовы предложить свое видение. Потому что, работая на земле, лучше видно. И мы будем их дорабатывать.

Елена Прохорова пригласила к работе в группе обсуждения законопроекта и его противников.

Отметим, что кризисные центры являются одними из самых ярких структур, лоббирующих новый законопроект. Они работают «на земле», отягощены повседневными заботами на благо людей и граждане испытывают к ним симпатию. В свою очередь, именно работники центров почему-то уверены, что с принятием нового закона у них «запляшут лес и горы». И квартиры-убежища появятся и участковые заработают… Поэтому они становятся искренними и ревностными сторонниками опасного во многих отношениях законопроекта.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.